Вы здесь

Новые законопроекты: стремится ли правительство к высоким стандартам или готовит почву для ограничения свободы слова?

29 июня 2016
220 просмотров
Оливия ПЫРЦАК,
эксперт в области средств массовой информации

 
Что готовит нам правительство?
 
Проект №1 (расистская и ксенофобская риторика)
 
15 июня 2016 года правительство одобрило проект закона о внесении изменений в Уголовный кодекс и в Кодекс о правонарушениях, направленных на борьбу с расистской и ксенофобской риторикой (http://www.gov.md/sites/default/files/document/attachments/intr04_79.pdf). Поскольку мы уже привыкли к тому, что правительство время от времени преподносит нам проекты законов, которые нередко под предлогом приближения нашей страны к международным стандартам таят в себе ловушки вроде Троянского коня (здесь следует вспомнить прежде всего недавнюю историю с законом, который общество окрестило Законом Big Brother), этот проект был воспринят с подозрением и тревогой. Ведь в последнее время довольно часто предлагаются и с легкостью утверждаются законопроекты, посредством которых делается попытка наложить новые ограничения на свободу слова, а между тем проекты, обеспечивающие дополнительные гарантии, принятия которых журналисты ждут уже давно, в том числе новая редакция Кодекса о телевидении и радио, до сих пор пылятся в столах чиновников.
 
Я задалась вопросом, не противоречит ли этот проект положениям Закона о свободе выражения мнения. После его прочтения я поняла, что иногда все является именно тем, чем кажется (другими словами, тем, чем указано в Информационной ноте к законопроекту) и нечем больше. По сути, так и должно быть, но в данном контексте меня это слегка удивило. Удивило не потому, что я ждала подвоха от правительства, а совсем по другой причине, точнее в контексте другого законопроекта.
 
Проект, утвержденный правительством 15 июня, предполагает внесение некоторых изменений в Уголовный кодекс и в Кодекс о правонарушениях, а именно:

1) в Уголовный кодекс вносится определение «расистские и ксенофобские материалы» (Статья 13414. Расистские и ксенофобские материалы означают любые письменные материалы, любое изображение или любое другое представление идей или теорий, которые пропагандируют, способствуют или подстрекают к ненависти, дискриминации или насилию против любой личности или группы лиц, если в качестве предлога к этому используются факторы, основанные на расе, цвете кожи, национальном или этническом происхождении, а также религии);

2) вносится статья о наказании за пропаганду геноцида и преступлений против человечества (Статья 1352);

3) ужесточаются наказания за угрозы убийством или причинением тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью, основанные на расе, цвете кожи, национальном или этническом происхождении, а также религии (Статья 155 дополняется абзацем (2));

4) увеличивается ответственность за умышленные действия, направленные на разжигание национальной, этнической, расовой или религиозной вражды (Статья 346);

5) в Кодекс о правонарушениях вносится новая статья 691 под заголовком «Оскорбление на почве расизма или ксенофобии», предполагающая введение наказания за «публичное оскорбление, в том числе посредством той или иной компьютерной системы, любой личности или группы лиц, если в качестве предлога к этому используются факторы, основанные на расе, цвете кожи, национальном или этническом происхождении, а также религии».
 
Проект №2 (преступления на почве предубеждений и ненависти)
 
22 июня 2016 года правительство утвердило еще один законопроект с тем же стандартным названием «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты», который, как и предыдущий, касается только внесения изменений в Уголовный кодекс и в Кодекс о правонарушениях относительно борьбы с преступлениями на почве предубеждений, пренебрежения и ненависти (http://gov.md/sites/default/files/document/attachments/intr09_75.pdf).
 
Вместе с тем необходимо отметить существенную разницу между этими двумя проектами: второй, по сути, включает в себя первый (хотя, возможно, сами авторы об этом и не догадываются) и вносит существенные изменения в законодательство, уделяя особое внимание предубеждениям, пренебрежению и ненависти в качестве определяющих факторов совершения преступления или правонарушения. В отличие от первого проекта, преследующего четкую и ограниченную цель – приведение законодательства в соответствие с положениями Дополнительного протокола к Конвенции Совета Европы о преступности в киберпространстве, касающегося уголовной ответственности за акты расистского и ксенофобского характера, совершаемые через компьютерные системы, второй основан в целом на духе международных стандартов в области преступлений на почве ненависти (hate crimes), не предусматривающих однозначного обязательства по утверждению этих положений. С целью разработки данного законопроекта еще в октябре 2014 года была создана рабочая группа с широким представительством учреждений и экспертов.
 
Выводы
 
Хотя упомянутые проекты и не влекут за собой жестких изменений действующего законодательства в области свободы слова, они еще раз заставляют обратить внимание на то, что свобода слова подразумевает ответственность и не может использоваться во вред, для подстрекательства к ненависти, дискриминации, насилию. Эти проекты соответствуют международным стандартам в области борьбы с преступлениями на почве предубеждений, с ненавистнической, расистской и ксенофобской риторикой. Вместе с тем, никто не отменяет других стандартов свободы слова, а именно то, что ограничения свободы слова возможны только в случае крайней необходимости в демократическом обществе, при этом предпринимаемые действия должны быть соразмерны поставленной цели. Таким образом, свобода выражения любого мнения, имеющего ценность для общества с информативной и аналитической точек зрения либо с точки зрения порождаемых идей, не может быть наказуемой. Надеемся, так будет на самом деле, а не только в теории, в силу стандартов, установленных судебной практикой Европейского суда по правам человека.

_____________________

Статья было опубликована в рамках проекта «Общественные кампании для обеспечения прозрачности структуры собственности СМИ, доступа к информации и продвижение ценностей ЕС и европейской интеграции», осуществляемого ЦНЖ, который, в свою очередь, является частью проекта «Партнерства для Устойчивого Гражданского Общества в Молдове», осуществляемого FHI 360.

Публикация данного материала стала возможной благодаря щедрой помощи американского народа, предоставленной через Агентство США по международному развитию (USAID). Мнения высказанные принадлежат автору  и не отражают в обязательном порядке взгляды USAID или Правительства США.