Вы здесь

Борьба государства с ложными новостями, между цензурой и соблюдением прав человека

20 марта 2020
153 просмотра
Татьяна Пую, юрист

30 января 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что эпидемия, вызванная новым коронавирусом, является «чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение». Нет никаких сомнений, что иногда отчаянные времена требуют отчаянных мер. При чрезвычайных ситуациях – террористических атаках и др., государства стремятся значительно расширить полномочия исполнительной власти. Предполагается, что чиновники будут исполнять свои обязанности законным образом и добросовестно. Как следствие, правительства всего мира были вынуждены принять срочные меры для защиты здоровья граждан, путём объявления экстренного или чрезвычайного положения, изоляции, закрытия магазинов и школ для борьбы с распространением нового вируса. 4 февраля Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) назвала глобальный кризис, вызванный новым коронавирусом «первой массовой инфодемией, распостраняющейся через социальные сети». «Инфодемия» означает «переизбыток верной и неверной информации, которая затрудняет доступ людей к доверенным источникам информации именно тогда, когда они нужны им больше всего.

С тех пор количество действий, препринятых в связи с новым коронавирусом, стремительно выросло: как усилиями экспертов и специализированных международных агентств, направленными на решение проблемы, усилиями тех, кто осознал, что корректное и ответственное общение необходимо, так и благодаря действиям особой категории ловцов рыбки в мутных водах паники, которые пытались и пытаются использовать интерес к теме коронавируса в целях распостранения ложных или неполных новостей – статей, призванных повысить осведомлённость аудитории и породить панику вокруг данной темы.[1]

Паника и дезинформация распространились по всему миру. Некоторые государства создали оружие по борьбе с ложными новостями о коронавирусе, а именно принятие законов, определяющих как преступление и предусматривающих наказание за то, что мы сегодня называем «fake news» (ложными новостями) – от наложения денежных штрафов до тюремного заключения. Например, китайское правительство сосредоточило свои усилия на отмене отчётов осведомителей по неподкупности и предотвращении распространения информации о вирусе. Власти Ирана подавили журналистские отчёты и провели аресты лиц, обвинённых в распространении ложных новостей. Чиновники процветающего Сингапура утвердили закон, который предположительно предназначен для борьбы с явлением «fake news» (ложных новостей). Они уже более двадцати раз применили этот закон в различных случаях, но он не привёл к устранению насущных проблем, связанных с общественным здравоохранением. В Таиланде власти арестовали не менее 13 человек за предполагаемое распространение ложной информации о пандемии, а в Индонезии было арестовано не менее шести лиц. В Нигерии депутаты обсудили законопроект, вдохновлённый опытом Сингапура, сравнив фейковые новости с опасным вирусом. Недавно в Румынии был закрыт сайт, публиковавший ложную информацию о коронавирусе.

 
Нарушают ли эти ограничения право на свободу выражения мнения? Ответ однозначен. Нарушается международное право, которое защищает свободу выражения мнения и право на «поиск, получение и передачу информации и мнений». Некоторые международные организации также призвали к бдительности в борьбе со злоупотреблениями во время пандемии коронавируса, объяснив, что «сейчас миру как никогда необходимы преимущества демократического правления, включая независимую прессу (...) В последние недели произошёл ряд тревожных событий, когда авторитарные режимы использовали «Covid-19» как предлог для подавления независимых высказываний ограничения основных прав, выйдя за рамки того, что оправдано потребностями общественного здравоохранения».[2]

Инфодемия в Молдове

Недавно Парламент Молдовы объявил чрезвычайное положение на 60 дней для борьбы с новым вирусом[3], а «координирование деятельности средств массовой информации», по мнению Парламента, также является мерой по предупреждению и борьбе с пандемией коронавируса. Совпадение или нет, но следуя неправомерным практикам недемократических режимов, некоторые депутаты текущего состава Парламента заговорили об инициативе по привлечению к уголовной ответственности за распространение фейковых новостей на тему коронавируса.[4] Даже президент страны недавно предложил привлекать СМИ к ответственности, в том числе к уголовной, за «продвижение ложных новостей и паники». Амбициозное предложение, даже если речь идёт об чрезвычайном положении!

Исходя из определения «fake news» или ложных новостей, как нам следует определить их с правовой точки зрения, в особенности ложные новости о коронавирусе? Кто будет привлечён к ответственности, учитывая, что на данный момент в нашей стране не существует действенного механизма по регулированию деятельности СМИ? Как национальное законодательство определяет слова «пресса» и «журналист»? Кто в Республике Молдова, в рамках органа уголовного преследования, имеет полномочия и в совокупности обладает знаниями в области СМИ и медицины, для применения мер уголовно-правового характера?
Это – лишь несколько вопросов, которые вызвали у меня недоумение в результате недавно выдвинутых предложений. Можно ли применить практики определённых государств по борьбе с явлением ложных новостей к реалиям Республики Молдова? Например, законодательство Малайзии предусматривает штраф в размере примерно до 110 000 евро и/или лишение свободы на срок до шести лет за создание, предоставление, публикацию, печать, распределение, оборот или распространение ложных новостей со злым умыслом и за финансовую поддержку этого вида деятельности.[5]

Первое подобное наказание было применено к гражданину Дании, который загрузил на «YouTube» видео с критикой местной полиции за то, что она ответила на звонок лишь спустя час. Германия применила спорный закон, требующий от социальных сетей немедленного удаления публикаций, призывающих к ненависти, любых ложных новостей или противозаконных материалов.[6] На сайты, не удаляющие «явно противозаконные» публикации, налагаются штрафы до 50 миллионов евро. Филиппины, Венесуэла, Кения и Сингапур – это несколько диктатур или авторитарных государств, которые вдохновились немецким законодательством. Международные организации сообщили, что «таким образом немецкий закон создает опасный прецедент, который используется тоталитарными правительствами с целью ограничить свободу выражения мнения в Интернете, обязывая компании подвергать пользователей цензуре от имени правительства».[7] Российская Федерация остаётся основным примером государства, запрещающего ложные новости (и вместе с этим массово продвигающего их за рубежом и внутри страны).
Тем не менее, почему ряд демократических государств не внёс в законодательство суровые и радикальные изменения по борьбе с ложными новостями? Потому что свобода выражения мнения является «одним из важнейших столпов демократического общества и одним из основных условий его прогресса и развития каждого человека»[8] Статья 10 Европейской Конвенции по правам человека предусматривает, что «каждый имеет право свободно выражать свое мнение», в то время как статья 32 Конституции Республики Молдова гарантирует свободу выражения мнения и свободу публичного выражения посредством слова, изображения или иными возможными  способами. Не в последнюю очередь, я хочу напомнить, что задача СМИ – корректно информировать общественность о вопросах, представляющих общественный интерес. При распространении новостей необходимо придерживаться истины, тщательно проверяя новости заблаговременно, факты должны быть изложены, описаны и представлены беспристрастно. Информацию не следует путать со слухами. Новостные заголовки и объявления должны как можно точнее отражать содержание представленных фактов и данных».[9]

Правительство должно поддерживать деятельность независимых СМИ, являющихся важнейшим союзником в борьбе с коронавирусом.

Действительно, явление ложных новостей весьма распространено в Республике Молдова. Определённые нормативные акты включают в себя особые нормы, касающиеся деятельности СМИ и обязательства предоставлять общественности корректную информацию. Существует программный документ принятый Парламентом в 2018 г. – Стратегия информационной безопасности Республики Молдова на 2019–2024 гг. Более того, в плане действий по внедрению данной стратегии также намечено несколько целей: мониторинг информационного пространства и обнаружение манипуляционных действий по дезинформации и/или информированию из-за рубежа и изнутри страны, обеспечение единобразия понятий дезинформации, ложных новостей и/или манипуляционного информирования и предупреждение их распространения посредством медиаплатформ. Законодательная база по борьбе с явлением ложных новостей должна соответствовать требованиям, предусмотренным частью (2) статьи 10 Европейской Конвенции по правам человека и не должна являться средством цензуры.

Сегодня как никогда актуальна фраза «Primum non nocere» или «Прежде всего, не навреди» приписываемая Гиппократу. Эта фраза должна предостеречь наши власти, что любые действия в чрезвычайных
ситуациях не должны нарушать права человека. Как отметила Фьоннуала Ни Олан, спецдокладчик ООН по продвижению и защите прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом, «государства и органы сектора безопасности считают чрезвычайное положение привлекательным, так как это – легкий путь (...) Как следствие, это положение сохраняется и становится постоянным».[10]
Независимо от наличия или отсутствия чрезвычайного положения, каждая принятая Правительством мера должна достичь одной и той же степени законности, легитимности, необходимости и пропорциональности.

 

[8] Handyside c. Marea Britanie, CtEDO, 7 decembrie 1976, 5493/72,para 49
[9] Rezoluția 1003 (1993) a Adunării parlamentare a Consiliului Europei cu privire la etica jurnalistică