Вы здесь

Корина Чепой, директор представительства Internews в Молдове: «Не имея четкого представления о журналистике, лучше заниматься чем-либо другим»

13 сентября 2017
1007 просмотров
Много лет назад ею были основаны Центр независимой журналистики и Высшая школа журналистики. Затем она работала в международных медиа-проектах в различных странах, была директором Internews в Кыргызстане. А несколько месяцев назад она вернулась домой в качестве директора представительства Internews в Республике Молдова. Корина Чепой в своем интервью для портала Media Azi повествует о ситуации в сфере СМИ, о том, чего не хватает отечественной журналистике и, не в последнюю очередь, о проектах Internews, которые будут внедряться следующие пять лет.

Media Azi: Г-жа Корина Чепой, какой Вы видите Молдову после относительно долгого отсутствия, во время которого Вы осуществляли проекты Internews в Кыргызстане?

Корина Чепой: Да, четыре года – значительный период. Хотя стараешься читать обо всем, что происходит дома, быть в курсе всего, некоторые вещи все равно упускаются из вида. Ведь за новостями может быть неофициальная информация, нюансы, которые невозможно заметить издалека, на расстоянии. Ситуация здесь оказалась намного более сложной, в том числе и в сфере СМИ, со своими тонкостями. Я говорила как-то с коллегами журналистами о том, что когда коммунисты находились у власти, картина была ясна, они последовательно продвигали одну линию, было понятно, по крайней мере, чего от них можно ожидать. Сегодня ситуация туманна, мы двигаемся от одной крайности к другой и, что мне кажется особо печальным, есть у нас такие, которые изображают из себя того, кем они не являются. Это своего рода политическое хамелеонство, чрезвычайно опасное. К сожалению, все это отрицательно сказывается на средствах массовой информации.

M.A.: В Кыргызстане Вы осуществляли проект реформирования общественного телерадиовещания. Как прошли реформы?

К.Ч.: Общественное телевидение и радио реформировать нелегко, и не только в Кыргызстане, но и в других странах. Мы концентрировались больше на методах управления, кадровых ресурсах, и в меньшей мере на редакционной политике. Я начала с реформирования общественного телевидения в качестве директора проекта, а затем продвинулась, став директором представительства в стране. Я руководила шестью проектами с различным финансированием, американским и европейским. Одним из достижений Internews является посредничество в урегулировании постконфликтной ситуации на юге Кыргызстана при помощи медиа-проектов. Там из-за межэтнических конфликтов многие СМИ не производили контента на узбекском языке, хотя в данном регионе проживает большое число узбеков. В 2011 году мы открыли телерадиостанцию, вещающую на кыргызском, узбекском и русском языках. Таким образом, благодаря медиа-программам нам удалось сблизить две этнические группы.

M.A.: И в Молдове говорят об отсутствии солидарности, и даже о некоторых баррикадах между русскоязычными и румыноязычными журналистами. Как можно преодолеть подобные ситуации?

К.Ч.: И в этом отношении есть проблемы, но все же дела у нас обстоят иначе. Обе стороны прилагают усилия по сближению. Например, Newsmaker, русскоязычное СМИ, заинтересовано в создании контента на румынском языке, а газета Ziarul de Gardă издает и русскоязычный вариант. Также, в гагаузской автономии и даже в Тирасполе существуют довольно открытые организации, с которыми Центр независимой журналистики сотрудничает в течение многих лет. RISE.md осуществляет совместные проекты в Тирасполе, проводит журналистские расследования. Существуют организации, которые хотят сотрудничать и сотрудничают. Существуют и другие, с которыми можно попробовать работать и которых можно убедить со временем. Несомненно, существуют и те, которых не удастся убедить никогда. Более тяжелыми мне кажутся другие процессы в Молдове: например, когда некоторые румыноязычные журналисты, ранее находившиеся на националистических позициях, сейчас распространяют русскую пропаганду на Sputnik.md.

M.A.: Как вы объясняете такие внезапные переходы от одной редакционной политики к другой, полностью противоположной?

К.Ч.: Финансовыми соображениями и удобством. Чтобы делать качественную журналистскую работу, необходимо обладать характером и личностью. Если этого нет – принимаешь предлагаемую тебе компенсацию и не задумываешься об этике. Так бывает, что некоторые выбирают более удобный путь. Я уверена, что если со временем еще что-нибудь изменится, то они станут утверждать с экрана совсем другое.

M.A.: Вот уже несколько месяцев Вы возглавляете представительство Internews в Молдове. Как известно, эта организация проводила и проводит проекты в более ста странах мира, как правило там, где СМИ не обладают статусом свободной прессы. Какие проекты Вы будете проводить здесь?

К.Ч.: Идет речь о пятилетнем проекте «СМИ в поддержку демократии, интеграции и подотчетности в Молдове» (Media-M), охватывающем некоторые свободные ниши. Мы преследуем три цели. Первая состоит в долговременной поддержке СМИ для обеспечения их жизнеспособности. Мы выберем шесть СМИ в качестве партнеров, которым будем помогать развиваться. Благодаря тому, что Internews является глобальной сетью, у нас есть возможность связываться с экспертами из любой страны и предоставлять финансирование для долгосрочных проектов, способных доказать, что СМИ могут получать собственную прибыль и производить качественный продукт в результате нашей поддержки. Многому еще предстоит научиться, поскольку речь идет о конвергенции, еще одном аспекте, который мы предложим этим организациям. Мы поможем им расширить свое покрытие, увеличить аудиторию, присутствовать на большем количестве площадок и объединять их для получения прибыли.

M.A.: По каким критериям будут выбраны шесть партнерских СМИ?

К.Ч.: Они должны подать пакет документов, представляя направление, в котором они хотят развиваться в последующие пять лет, и свою стратегию развития. Мы будем инвестировать в тех, у кого есть видение будущего, исходя из их планов роста и развития. Мы учтем и качество журналистского продукта, который они предлагают на медиарынке, и управленческую составляющую. Также, мы примем во внимание то, как они характеризуются в отчетах о мониторинге неправительственных организаций и ОБСЕ, чтобы выбрать тех, кто проводит взвешенную редакционную политику. В то же время мы бы хотели выйти на русскоязычную публику, предложить качественную информацию и на русском языке.

Посмотрим, какие заявки мы получим. Пока меня поразило то, что не у всех есть стратегии развития или бизнес-планы, хотя мне кажется естественным иметь представление о том, в каком направлении ты двигаешься, что хочешь делать, чего хочешь добиться. Я думаю, что если у тебя нет четкого представления о своем деле, то лучшее, что ты можешь сделать – это закрыть свою газету или телеканал и заняться чем-нибудь другим. Просто не стоит вкладываться и тратить жизнь на то, во что ты не веришь.

M.A.: Насколько нам известно, вторую цель вы будете реализовывать вместе с Центром независимой журналистики. Internews поддержит деятельность по медиаобразованию, которую ЦНЖ проводит уже несколько лет. В чем состоит эта поддержка?

К.Ч.: Мы сосредоточимся на разработке учебной программы для лицеев, хотим внести свой вклад в медиаобразование молодых людей. Ведь лицеисты будут голосовать (в скором будущем), и для этого они должны принимать обоснованные решения. Насколько я знаю, преподаватели были в восторге от уроков медиаграмотности и от тренингов, организованных ЦНЖ. Их открытость в этом отношении следует использовать в дальнейшем. Также будем работать и с библиотекарями, прошедшими обучение по программе Novateca, координируемой IREX, с которой мы сотрудничаем. И здесь мы ожидаем значительного результата.
А третья цель состоит в совершенствовании законодательства и саморегулирования в сфере СМИ. Здесь нашим основным партнером является Freedom House, хорошо известная в Молдове международная организация. Мы давно сотрудничаем с представителем этой организации, юристом Татьяной Пую. В сентябре состоится мероприятие с участием экспертов и официальных лиц из стран Балтии (сейчас мы завершаем составление повестки дня) – мы хотим узнать, как они работают над улучшением законодательства в области информационной безопасности.

M.A.: Кстати о законодательстве, вы представляете Internews и в рабочей группе, организованной Парламентом, целью которой является совершенствование законодательства в сфере СМИ. Некоторые задаются вопросом, не является ли организация группы всего лишь имитацией добрых намерений Парламента. Как все выглядит изнутри?

К.Ч.: У нас было всего несколько заседаний, но я увидела большую открытость, ведется серьезная работа над существующими законопроектами. Но вопросы скептиков в какой-то степени понятны, поскольку до сих пор ситуация складывалась противоположным образом, и вдруг мы очутились в ситуации полной открытости. Одновременно ведется работа по восьми законопроектам и другим законодательным актам, каждый из которых должен быть завершен до определенного крайнего срока – одни в ноябре, другие в феврале. Неизвестно, в какой форме эти законы пройдут в Парламент, но на данный момент разрабатываемые нами документы выглядят хорошо. Кроме того, в состав группы входят международные организации, Совет Европы выступает координатором группы, а на заседания приходят представители посольств. На последнем заседании подгруппы, рассматривающей новый проект Кодекса телевидения и радио, присутствовал в полном составе КСТР (Координационный совет по телевидению и радио), участвовали и менеджеры СМИ. Дискуссия была жаркой, и каждый параграф обсуждался открыто.
В общем, нам необходимо сотрудничать в таких группах и продвигать идеи. Легче всего – собрать чемоданы и уехать. Откровенно говоря, я была в Таджикистане, Узбекистане, и там элементарно невозможно свободно выражаться, работать очень тяжело. Приехав сюда и слыша слова, вроде «Нам не дают свободно дышать!», я не могу согласиться. Да, временами бывает сложно, но это не автократия. Съездили бы вы в Узбекистан, где люди бояться собственной тени, или в Беларусь, или в Турцию, где журналистов просто сажают в тюрьмы… Вот, недавно Amnesty International организовала семинар, после которого всех посадили, даже директора отеля, в котором был арендован конференц-зал. И это происходит не так далеко от Молдовы…

M.A.: В последнее время и у нас продвигаются различные инициативы, например, по ограничению западного финансирования НПО…  Насколько серьезны подобные угрозы?

К.Ч.: Конечно нужно быть настороже, солидаризоваться перед лицом такого рода опасности. Но я считаю, что таким угрозам не позволят осуществиться.

M.A.: Поговорим о другом. Что нам делать с внутренней угрозой, с ложными новостями?

К.Ч.: Необходимо проверять информацию. Это глобальный феномен. Фальсифицируются не только политические новости. Сколько ложной информации было связано с вакцинами! В США в одной из передач на эту тему автор за 15 минут многочисленными аргументами разгромил все ложные сведения о вакцинах. Он сделал это с юмором и достучался до публики – шоу набрало миллионы просмотров! (На момент написания интервью количество просмотров достигло почти 7 миллионов). Мы также должны научиться обращаться к публике и доступно объяснять людям, как отличать ложные новости от настоящих.
Именно в этом и заключается цель проектов медиаобразования. Если мы продолжим развивать критическое мышление молодежи, от этого выиграют все. Следующее поколение не будет слепо верить в то, что видит по телевидению или читает в Интернете, в газетах, оно будет проверять прочитанную и услышанную информацию, зная, какие СМИ надежны и какие нет, обладая и другими навыками безопасности в Интернете.

M.A.: Чего не хватает отечественной журналистике? Воображения, знаний, оригинального подхода, чего-нибудь еще?

К.Ч.:  Не хватает многого. Прежде всего, обучения, которое мы должны продолжать на любом этапе нашей жизни и опыта. Совсем недавно ЦНЖ проводил тренинг с журналистами, на который пригласили эксперта из Румынии, и он познакомил с некоторыми онлайн-инструментами, например, как зарабатывать деньги в Интернете, как достучаться до публики, чтобы она захотела приобрести тот или иной продукт, или до компании, чтобы она захотела разместить рекламу. Также отечественная журналистика нуждается в технических навыках.
Высшая школа журналистики пытается заполнить эти пробелы. Мы создали ее после изучения опыта лучших университетов, например, из Кардиффа или Миссури, где я училась несколько лет, из Лилля, Сараево, Москвы, Украины и Грузии. Мы готовим универсальных журналистов, поскольку это лучшее решение для такого маленького рынка как наш. 

M.A.: Как перейти от частично свободной прессы к свободной? Возможен ли этот переход в ближайшем будущем?

К.Ч.: Баллы начисляются за несколько составляющих: хорошие законы, свободный рынок рекламы, разнообразие СМИ вместо их концентрации. Не думаю, что осуществить эти цели очень тяжело, если намерения реформировать систему искренни.