Вы здесь

Лоретта Хандрабура: «Соблюдение гендерного баланса в отношении источников, главных действующих лиц и рассматриваемых тем не только предпочтительно, но и обязательно для журналиста и журналистки»

27 января 2020
411 просмотров
Media Azi: Госпожа Хандрабура, являясь экспертом в области гендерного равенства, вы довольно интенсивно сотрудничали с журналистами и медийными НПО. Как вы оцениваете степень «сбалансированности» наших СМИ внутри журналисткой гильдии? 
 
 Лоретта Хандрабура: Что касается соотношения между мужчинами и женщинами, участвующими в разработке медийной продукции, то во внутренней структуре медийных учреждений такая сбалансированность отсутствует. Несмотря на то, что журналистика, как и другие области, феминизирована, в медиаменеджменте, за несколькими исключениями, преобладают мужчины. В журналистике преобладают женщины-репортёры, которые работают «в поле». Редакционные политики, вне зависимости от того, кто принимает решения и кто является владельцем СМИ, должны обеспечить гендерный баланс уже в силу того факта, что равное отношение к женщинам и мужчинам является фундаментальным правом. Это право лежит в основе современного демократического общества и является условием, крайне необходимым для его развития.

Несомненно, журналистки обладают достаточными знаниями, чтобы занимать высокие должности в медийном менеджменте, управлять определённым учреждением и брать на себя ответственность. Уместно вспомнить пример Алины Раду, директора Ziarul de Garda, одного из самых читаемых периодических изданий в Республике Молдова. Как показывает ряд недавних исследований, проблема заключается в сложности согласования времени, которое занимает работа и времени, посвящаемого семье. Женщины в ущерб профессиональному росту продолжают тратить больше времени на домашние дела и уход за детьми, больными родственниками.
 
M. A.: Помимо отсутствия сбалансированности в редакциях, мы также замечаем определённые недостатки в содержании журналистских материалов, особенно когда речь идёт об источниках. И здесь вспоминается пример «Эксперты-мужчины против экспертов-женщин». Мы также отмечаем, что к рассмотрению тем, связанных с внутренней или внешней политикой, экономикой, финансами, так называемыми «сложными» областями, привлекаются эксперты-мужчины. Когда речь идёт о здоровье, особенно здоровье детей, образовании и т. д., мы отмечаем, что чаще всего интервью берут у женщин-экспертов. Как Вы думаете, почему это происходит и что нужно сделать, чтобы уравновесить представительство полов в медийном контенте?
 
Л. Х.: Утверждение, что есть мало экспертов, которые могут высказать своё мнение или разъяснить широкой публике определённые политические, экономические и финансовые вопросы – ложно. Каждый год лиценциат, магистратуру и докторантуру оканчивает больше выпускниц, чем выпускников. Они – потенциальные женщины-эксперты, чья экспертная оценка, опыт и знания действительно имеют значение и могут быть использованы. Мы всего лишь должны определить их, включить в базу данных и сделать их известными широкой общественности.

Даже мероприятия, организуемые мужчинами, с преимущественно мужской аудиторией не служат основанием для игнорирования мнений женщин. Журналист или журналистка сообщают об этом мероприятии в равной степени как мужчинам, так и женщинам, которые совместно живут в нашем обществе. В подобном случае очень важно узнать мнение женщин, поскольку любое публичное мероприятие оказывает влияние как на мужчин, так и на женщин. Таким образом, соблюдение гендерного баланса в отношении источников, главных действующих лиц и рассматриваемых тем, не только предпочтительно, но и обязательно для журналиста и журналистки. 
 
M. A.: Чтобы разъяснить всем людям один вопрос, скажите, является ли использование феминитивов в материалах СМИ прихотью, «модным трендом» или же мы можем считать это одним из средств, которое СМИ используют для обеспечения равенства полов в обществе?  
 
Л. Х. Использование гендерно взвешенного языка для должностей, профессий и деятельности никоим образом не является прихотью и чем-то модным. Это – доказательство равного лингвистического отношения. Язык, делающий женщин невидимыми – это отпечаток общества, в котором они играют второстепенную роль. Потому что язык – это политика. Я продемонстрировала это в исследовании «Язык, свободный от дискриминации по признаку пола», опубликованном в прошлом году. Я разработала его вместе с лингвисткой Александрой Герасим и лексикографом Марин Бутук. Эта работа научно обоснована и содержит практические рекомендации, основанные на Классификаторе занятий Республики Молдова. Румынский язык, посредством лексикографических источников, таких как словари, разрешает и рекомендует использовать формы женского рода. Использование в этой ситуации общих форм мужского рода является формой сексизма и дискриминации по признаку пола посредством языка.  
 
M. A.: Я знаю, что Вы интенсивно продвигаете использование терминов женского рода для профессий даже на своём собственном примере. В 2011 г., когда я была репортёром, занимавшимся политикой, а Вы работали в Министерстве образования, кто-то в этом ведомстве шутил, что министерством руководят три женщины – «министр образования», заместитель министра и «заместительНИЦА министра», то есть Вы. Впоследствии, в Министерстве молодёжи и спорта Вы были «женщиной-министром». В связи с этим, когда речь заходит о должностях, в особенности политических, многие коллеги по СМИ говорят, что они не используют наименования должностей женского рода, потому что те либо неверны, либо звучат ненадлежащим образом. С другой стороны, в нашей стране в политике не так много очень красноречивых женщин, продвигающих гендерное равенство. Как Вы относитесь к взаимодействию СМИ и женщин, занимающихся политикой?
 
Л. Х.: Ещё десять лет назад я настаивала на использовании форм женского рода, потому что я знала, что я была права. Хочу отметить, что великая лингвистка Миоара Аврам в своей работе «Слова румынского языка – между верным и неверным», опубликованной и у нас в 2001 г., рекомендовала женские формы существительных при их наличии, а не соответствующие формы мужского рода или сложные составные формы женского рода, такие как женщина-адвокат, женщина-советник.

За последние 5 лет пресса показала, что она обратила внимание на гендерные нарушения, совершённые ею путём укрепления определённых стереотипов в отношении ролей мужчин и женщин в частной и общественной жизни.

Анализ гендерного аспекта публичного общения кандидатов женщин/мужчин на новых парламентских выборах в одномандатных избирательных округах № 17, 33, 48 и 50 от 20 октября 2019 года показал, что все кандидаты-мужчины и кандидаты-женщины имели возможность заявить о себе в ходе дебатов, организованных вещательными СМИ. К сожалению, некоторые независимые женщины-кандидаты (Эмилия Ристик, Каролина Панько, Лидия Грозав) и Светлана Попа из ПСРМ не участвовали ни в каких дебатах. Они, как и кандидаты Виталий Евтодиев (ПСРМ, округ 48), Ион Ангелуцэ (независимый кандидат, округ 17), полностью проигнорировали шанс заявить о себе посредством СМИ, обсудить приоритеты полномочий в качестве женщин с экспертным опытом и завоевать доверие граждан в том округе, в котором они начали предвыборную гонку.

Что касается средств массовой информации, освещавших выборы, то лишь ведущая теледебатов на «ТV8», естественным образом использовала соответствующие формы женского рода в отношении женщин-кандидатов, участвовавших в предвыборных дебатах.
 
M. A.: Если Вы отметили, что язык – это политика, а политика – это то, что подлежит регулированию, скажите, существуют ли определённые правила и стандарты по обеспечению гендерного равенства с использованием языка, к примеру, в европейских странах, которые могут послужить нам примером передового опыта?
 
Л. Х.: Конечно. Вы знаете, на европейском уровне для этого существуют определённые положения. В 2007 г. Комитет министров Совета Европы вынес государствам-членам, включая Республику Молдова, рекомендацию, касающуюся стандартов и механизмов обеспечения гендерного равенства. Так, когда речь идёт о ликвидации сексизма, прямо отмечается его недопустимость в общении, поскольку он нарушает принцип равенства между женщинами и мужчинами.
 
В марте Комитет министров вынес ещё одну рекомендацию государствам-членам. Она также адресована Республике Молдова. Эта рекомендация относится к предотвращению и борьбе с сексизмом. В ней утверждается, что язык и общение «не должны быть посвящены гегемонии мужской модели» и содержится призыв использовать общение, лишённое стереотипов, для обучения, повышения осведомлённости и предупреждения сексуального поведения. Например, документ рекомендует положить конец сексистским выражениям и использовать язык, учитывающий гендерные аспекты. 

Читать далее здесь.

Для журнала «Масс-медия в Молдове»: Ирина ГОТИШАН