Вы здесь

Утечка информации в ходе уголовного преследования по делу об изнасиловании. Прокуратура расследует, «кто извлек лист из дела»

14 мая 2019
104 просмотра
Прокуратура муниципия Кишинэу расследует, в рамках уголовного дела, факт разглашения данных уголовного преследования после того как материалы уголовного дела о двойном изнасиловании и попытке убийства несовершеннолетней в центре столицы появились на сайтах ряда СМИ. Об этом сообщила прокурор по связям со СМИ Генеральной прокуратуры Мария Виеру. Представители «PRO TV Chisinau», опубликовавшие документ из этого дела, отказались комментировать данный случай по запросу «Media Azi». Председатель Совета прессы Виорика Захария считает, что, хотя ответственность лежит на обеих сторонах, представители закона должны расследовать также, «кто извлек лист из дела».

8 мая в своем пресс-релизе Генеральная прокуратура (ГП) объявила, что по собственной инициативе возбудила уголовное дело по факту появления материалов уголовного преследования в прессе. Прокурорам надлежит установить и привлечь к ответственности виновных в разглашении данных уголовного преследования. В пресс-релизе говорится, что опубликованный документ содержит данные о продолжающемся расследовании, которые были разглашены в нарушение соответствующего запрета для лиц, ведущих уголовное преследование.

Прокуратура также осуждает порядок, в котором некоторые издания освещают особо деликатные темы и призывает прессу быть особо внимательной в таких случаях, поскольку не исключается распространение ошибочной и вредной для жертвы информации.
Эти заявления не остались незамеченными председателем Совета прессы (СП) Виорикой Захария. Она написала на своей личной странице в «Facebook», что ей интересно, как будет завершено это дело. «Прокуратура не уточняет, о каких СМИ идет речь, но в пресс-релизе 3 абзаца из 6 посвящены тому, что прокуратура осуждает действия прессы, поэтому я боюсь, что расследование того, кто именно извлек лист из дела и передал его прессе, отойдет на второй план. Конечно, обе стороны должны нести ответственность, здесь нельзя быть на чьей-то стороне», – написала Виорика Захария.

На вопрос Media-azi.md о том, как продвигается расследование, прокурор по связям со СМИ Генпрокуратуры Мария Виеру сообщила: «Уголовное дело было возбуждено по факту разглашения данных, оно не было возбуждено в отношении кого-либо конкретно. (...) Когда уголовное преследование будет доведено до конца, и мы будем располагать результатами – мы непременно сообщим вам об этом».
Напомним, что 7 мая Генпрокуратура объявила о задержании четверых молодых людей, которые вместе с двумя другими сообщниками, ныне объявленными в розыск, изнасиловали двух девушек, одна из которых является несовершеннолетней. (Девушка скончалась в больнице скорой помощи во вторник, 15 мая – прим.ред.). Это произошло в ночь с 4 на 5 мая нынешнего года, в квартире в центре столицы.

Журналисты «PRO TV Chisinau» широко осветили этот случай. В одном из материалов они привели заявление одной из жертв, полученное из «определенных источников» и «раскрывающее ужасающие подробности».
Newsmaker.md написал, что 8 мая на веб-сайте «PRO TV» были опубликованы копии свидетельских показаний одной из жертв, однако позднее документы были удалены. На некоторых порталах, однако, эти свидетельства еще можно прочитать.
На просьбу Media-azi.md предоставить подробности по этому делу, редактор Сорина Обрежа ответила отказом. «Я не могу ответить ни на какие вопросы по этому делу. Все, что я могу вам сказать, так это то, что мы честно занимаемся своим делом, вот и все», – ответила Обрежа.
Портал Media-azi.md обратился за комментариями по этому делу к юрисконсульту Центра правовых ресурсов в Молдове Иону Гузун, который уточнил, кто может стать объектом уголовного преследования, возбужденного Генеральной прокуратурой в связи с разглашением информации из материалов дела. «Если уголовное преследование возбуждено по ст. 315, как говорится в пресс-релизе Генеральной прокуратуры, то его субъектами могут быть только те лица, которые имели доступ к этому делу или причастны к нему. В частности, речь идет о прокуроре, который мог передать эту информацию; об адвокате, который дал подписку о неразглашении данных; о любом другом лице, которое в определенный момент давало какие-то показания, проводило какую-то экспертизу; речь также может идет о судье по уголовному преследованию, который, возможно, оформлял какие-либо документы по уголовному преследованию, возможно, санкционировал прослушивание или другие действия по уголовному преследованию. Соответственно, журналисты не могут быть субъектами данного уголовного преследования, поскольку они не имели доступа к материалам дела, не давали подписку о неразглашении и физически не являются сторонами в рамках возбужденного уголовного преследования», – пояснил Ион Гузун.

Можно ли заставить журналиста раскрыть свои источники, если прокуратура объявила, что по факту возбуждено уголовное преследование и причастность прессы очевидна? По мнению юриста, «журналистов нельзя заставить раскрыть источники, которым они воспользовались». Очевидно, что если эта информация была публично распространена, журналисту следует соблюдать профессиональную этику. Разумеется, при разглашении любой информации, ему следует убедиться, что это не причинит вреда пострадавшим сторонам или не будет иметь неблагоприятных последствий для других лиц.

Уточним, что появление в прессе данных из дел, расследуемых следственными органами, случается в Молдове не впервые. Два года назад ряд СМИ распространили, в качестве эксклюзивного материала, видеозапись задержания Андрея Брэгуцэ – молодого человека, скончавшегося при подозрительных обстоятельствах во время ареста, что также явилось поводом для дискуссий о журналистской деонтологии. Некоторые эксперты по СМИ назвали это «контролируемой утечкой информации», направленной на оправдание поведения государственных учреждений.

Совет прессы опубликовал в прошлом году Руководство по освещению в прессе случаев изнасилования, сексуальных домогательств и насильственных действий сексуального характера, содержащее ряд рекомендаций для журналистов. Среди прочего, СП обращает внимание представителей прессы на то, что подобные материалы следует писать нейтральным языком, без оценочных суждений, преувеличений и «пикантных» подробностей.